Любовь

Обо мне

Привет! Меня зовут Вероника, и я завела этот журнал для чтения. Но постепенно стала писать и сама:)
Обо мне. Живу наугад, но очень осмысленно. По натуре реалист-утопист.
Люблю автомобили, корабли, самолеты. Не люблю тоску и лицемерие.
Любовь

Мы и около нас

Привет, друзья, у нас новые штрафы, теперь уже по административному делу. И беседы в милиции по поводу герба белорусского города Лепеля, который мы выставили в окнах дома: на нем изображена Погоня, а это символ независимости и свободы. За то, что ты вывешиваешь в окнах или на балконе бчб сцяг или погоню, штрафуют. Неважно, что эта символика не запрещена, закон на нашей территории вообще не работает. Мы решили вывесить герб Лепеля, через неделю получили вызов в РОВД. Нас не оштрафовали, просто провели беседу, что герб Лепеля также вывешивать нельзя, т.к. мы этим хотим сказать то же самое, что и люди, которые вывешивают Погоню:). Вадим сказал: да, это правда, но мы ведь ничего нехорошего сказать не хотим. Только то, что мы поддерживаем протест против сфальсифицированных выборов и хотим установить власть закона, а не одного человека. На что нам сказали примерно так: всё понимаю, но ничем помочь не могу.

На самом деле, мы отделались максимально легко. Людям в подобной ситуации угрожали детьми, давали штрафы, угрожали увольнением на работе или сразу увольняли (на гос предприятии). Также легко мы отделались за участие в митинге. Люди в подобных ситуациях получают "сутки", многодетные матери с малолетними детьми по шесть дней ждут в камерах суда, матери и отцы годовалых детей уезжают на Окрестина на 7-15 суток без права сделать звонок и т.п.
Мы нигде не проявляли раскаяния, просто признавали свою вину за участие в несанкционированном шествии. На вопрос судьи, почему участвуем в акциях, честно отвечали, почему. Штраф в размере 350 долларов США на человека. Да, очень обидно, что помогли государству материально.

На завтрашний митинг собираемся, но уже так, как советуют бывалые люди. Оставив телефоны дома, максимально закрыв лица, в абсолютно неприметной одежде, без символики. С собой рюкзаки, в которые складывается всё, что можно проносить в камеры. Мы такие берем уже несколько раз, кладем туда по советам в телеграме сигареты (даже если вы не курите, в камере сигаретам очень обрадуются), твердое мыло разрезаем на куски и т.п. Я вижу на митингах людей с рюкзаками, и часто думаю, что в них тоже такой набор.

В течение последних недель репрессии (имеются в виду уголовные и административные дела, увольнения, запугивания) ожидаемо возросли, идет всё возрастающее давление на людей ото всех гос структур сразу. А поскольку специфика Беларуси в том, что гражданского управления страной вообще не существует, реально всем в государстве управляет силовое сверхминистерство (слитые воедино МВД, КГБ, ВС), роль полицейского государства во всех сферах просто огромна (и год от года только наращивалась), то давление ощущается на каждого и сразу отовсюду. МВД делает свои рассылки по поводу вечерних гуляний в районе. Социальные службы грозятся отбирать у протестующих родителей детей (как минимум, ставить семью в опасное положение). На негос предприятиях и организациях, примкнувших к протестам, проверки госконтроля и налоговых служб. Не шутя, заводятся сразу уголовные дела. На гос предприятиях угрозы увольнениями и реальные увольнения, какие-то бесконечные документы о том, что ты не можешь высказывать публично свою политическую позицию, заходить на территорию с незарегистрированной символикой или раскрывать информацию об увольнениях других сотрудников. Причем увольняют всех - от профессора, проводящего уникальные операции на сердце, до золотой медалистки, надежды олимпийского спорта. Просто без разбору гигантской метлой.

Но люди все равно протестуют, протестуют, протестуют. В нашем дворе нет вечерних концертов-гуляний-угощений, но по городу таких дворов очень много. Люди собираются каждый вечер. В особо активные дворы приезжают известные музыканты, артисты свободных театров с концертами-спектаклями. Каждый день публикуются новые обращения от студентов, врачей, спортсменов, бывших силовиков, многодетных матерей и т.п.

Открываются персональные данные силовиков, это действует как ответ само по себе. Кроме того, есть попытки продырявить шины, поджечь машины силовиков (ночью), или разрисовать их бел-чырвона-белой краской.

По-прежнему периоды тяжелейшего упадка сменяются подъемом, каким-то веселым безразличием. Нужно сказать, что в истории независимой Беларуси бывало и похуже. Точно такие же репрессии (разве что масштаб поменьше, потому что протестующих было меньше), но только не такая солидарная позиция общества, не такая огромная взаимопомощь и всеобщее участие. Не такая поддержка.

Какая ситуация по знакомым и друзьям. Одна родственница рассказала об ужасной ситуации в медицине. Это можно назвать только кадровыми чистками. Любые высказывания, подписи в письмах поддержки или обращениях - увольнение. Так полностью почистили несколько республиканских научно-клинических центров. Особо тяжелая ситуация в центре Матери и дитя. Там прошли такие масштабные увольнения, что работать с пациентами фактически некому.

Вторая подружка обратилась к психотерапевту в частный центр - своей знакомой. Та рассказала ей, что сама на таблетках, потому что слушать истории людей, которые к ней обращаются, и эффективно помогать, просто невозможно. Обращаются массово, и даже жены омоновцев.

У наших друзей ночь с 10 на 11 августа разделила семью. Муж, Дима, ехал на машине протестовать, но не доехал. Увидел, что в машине впереди него разбивают стекла и вытягивают людей, девушек. Он остановился и бросился им на помощь. Его взяли вместе с девушками. Под давлением общества выпустили из Окрестина 14 августа. Он успел уехать в Польшу на реабилитацию, т.к. был сильно избит. В Беларуси на него завели уголовное дело, как на организатора массовых беспорядков, ему грозит 3 года. Въехать назад при таких условиях и творящемся правовом беспределе он не может. Присылает жене фотки из Польши со словами "извини, что я улыбаюсь, просто так принято на фотографиях, мне очень плохо". Она дома одна с малолетними детьми. мы помогаем, как можем, и не только мы. Но ситуация очень тяжелая.

Другая наша очень близкая семья - муж, жена и ребенок 6 лет. Им грозит обоим 15 лет по той же статье об организации массовых беспорядков. За что? За то, что 9-11 августа просто на своей машине развозили раненых по больницам. Они успели выехать в Украину, а оттуда в Польшу. Живут в хостеле, устроились на работу, ребенок пошел в школу. Все в очень тяжелом моральном состоянии.

Еще один друг - историк, кандидат исторических наук, работает в вузе. Во время выборов был председателем избирательной комиссии. Подавал честные данные о явке с понедельника по пятницу (шесть дней - досрочные выборы, а в воскресенье День выборов). В субботу снят с этой должности приказом министра образования. Теперь ему всячески намекают, чтобы искал работу, не продлят контракт. Историку найти работу не в гос сфере очень тяжело, а в другие вузы или академию наук его, понятно, не берут. Там везде страшные чистки по личному распоряжению Лукашенко.

У подружки пропал после митинга муж (она оставалась дома с малолетним ребенком), а потом на нервной почве пропал голос. Муж теперь нашелся и вернулся, отсидев свои "сутки", а голос неделю не возвращается. Прописали седативы.

Когда-то давно я серьезно поссорилась с одной своей подругой, по причинам, которые делали невозможными нашу дружбу в принципе. Я вообще не следила за ее жизнью, вычеркнула из памяти, на ее месте у меня в сознании было просто выжженное поле. И тут увидела ее в списках задержанных на женской акции в субботу. А потом, несмотря на штраф или "сутки", она все равно гуляла по городу с другими девушками и молодыми женщинами по городу с бел-чырвона-белыми зонтами. Я увидела ее фото сразу в нескольких каналах. Слезы сами полились. Я не могу объяснить, что это за чувства - всё вместе - радость, гордость, жалость, боль. Каждого человека, даже незнакомого, которого видишь на акциях, на задержаниях, в интервью, на фотографиях, ты воспринимаешь как родного.

У меня на работе у сотрудника сын работает в МИДе, он почти не спит ночами, готов уволиться, на таблетках, в ужасном состоянии. Мне пересказывали большее, но не могу писать в открытом доступе, чтобы не навредить человеку.

Практически у каждого есть знакомые или знакомые знакомых, которые либо попали на Окрестина 9-11 августа, либо получили штрафы и стуки на протестах за эти два месяца. Поэтому я не переживаю за мероприятия ябатек. У Лукашенко объективно 20-25% поддержки, но даже если бы эти 20% вели себя активно, мы бы это почувствовали совсем не так, как происходит сейчас. Да, я не наивна, и понимаю, что им не стыдно и вообще пофиг все, кроме стабильности и зарплат. Но я не осуждаю никого и тем более не ненавижу. Возможно, потому что я не верю, что они могут на что-то серьезно повлиять. Главная наша проблема в слабосильной Армии, которая могла бы хотя бы одним бэтээром поддержать народ, а поддерживает сотнями военных машин и тысячами солдат на улицах Минска сумасшедшего деда, утерявшего все связи с реальностью. А также наша проблема в том, что люди слишком законопослушны и миролюбивы. Возможно, в этом же сила: люди, которые сами не протестуют, но голосовали против Лукашенко, или вообще не голосовали, в душе поддерживают мирный протест, потому что он человечный в отличие от омоновцев и бездушной государственной машины. Это важно на перспективу. Хоть говорят, что гос сми все равно нарисуют любую картинку, но это не так. Сейчас эти СМИ несут такую лютую дичь, что верить этому могут только очень специфические люди, каких даже среди ябатек очень немного. Наши телеграм-каналы все время стебутся над этим, например, фотка, на которой такой ракурс, как будто два омоновца склонились перед Ниной Багинской (наша легендарная 70-летняя активистка): "Нина Багинская заставила двух омоновцев стать перед ней на колени и целовать бел-чырвона-белы сцяг. Кто-то еще верит в мирный протест?"

... Реально Лукашенко настолько ментально далек от абсолютного большинства белорусов со своей кровожадностью, непробиваемостью, маниакальной жаждой власти. Противостоять ему можно только будучи таким же отмороженным. Как он или, например, Караев. Таких людей в стране реально очень мало.

Многие люди спрашивают, а чего конкретно хотят протестующие? Хорошо, уйдет Лукашенко, а дальше? Еще спрашивают, а чего конкретно не хватало? Каков уровень жизни? Такой взрывоопасной стала ситуация из-за ковид, потому что не было локдауна?

Я напишу, что думаю по этому поводу в отдельном посте, а также отвечу на частый вопрос о лидерах протестов и кандидатах в президенты, о перспективах. Сейчас прошу извинить за длинную простыню, как получилось, так получилось. Настроение, конечно, подвижное, очень стали эмоционально зависимы друг от друга, а также - что удивительно - от конкретных авторов телеграм-каналов, которые могут успокоить, рассмешить, настроить на добрый лад (речь не про топовые каналы, а про нишевые, аналитические или стебные). Тебе буквально нужно чтобы все было в порядке у детей, родителей, иначе ты не справляешься. Ты воспаряешь, чувствуя поддержку незнакомых людей, и тебя подкашивает очередное задержание, очередное письмо "з-за крат", очередное уголовное дело. Конечно, это немного на износ, но такие времена. С большего у всех вокруг так. Даже если люди не участвуют в протестах.

Спасибо за то, что вы здесь, пусть у всех добрых и умных людей в этом мире всё получится!
Любовь

"Я из будущего. И у нас всё зашибись, потому что вы НЕ СДАЛИСЬ!" -

надпись на плакате на протестах 6 сентября 2020 (плачу)

Я совсем не блогер, по своей натуре даже нечто противоположное блогеру: почти никогда не фотографирую, ни снимаю видео, предпочитая ощущать. Для того, чтобы описать картину протестов, видимо, совсем не подхожу. Нужно делать подборки фоточек, видео, новостей, складировать личные впечатления и мнения, которые меняются каждый день.

Но попробую зарисовками.

Вчера на Марше было огромное количество людей, несмотря на утренние сообщения, что в городе вновь военная техника, всё оцеплено, а омон и внутренние войска жестко разгоняют колонны, задерживая людей и напихивая битком автозаки (люди выдвигаются из районов в центр города колоннами, чтобы обезопасить себя). По моим впечатлениям - народу в два раза меньше, чем было 16 августа (первый воскресный марш), но больше, чем было 23-го и 30-го. Метро в центре не останавливается, другой транспорт тоже. Мы подъезжаем поближе, паркуемся во дворах и идем на проспект, спрятав символику. Проходим, как и в прошлое воскресенье, БТРы, длинные ряды припаркованных автозаков с омоновцами и микроавтобусов без номеров с тонированными стеклами, кругом люди в военной форме с автоматами, космонавты со щитами, штурмовые заградительные комплексы Рубеж, водометы. Мобильной связи нет, звонки возможны один через пять. Спускаемся с горы, вливаясь в огромный шумящий поток демонстрантов. И там уже все по-другому. Люди пели, танцевали, делали волны, как на стадионе, были барабаны, очень много веселых плакатов.

Лозунги: "Жыве Беларусь" (наиболее частый. Кто-то кричит, как правило, громогласно "Жыве Беларусь!", ему хором отвечают "Жыве!", "Жыве вольная Беларусь"- "Жыве!", так три раза, а потом все хором начинают скандировать "Жы-ве Бе-ла-русь" много раз), кроме того "Уходи!", "Свободу!", "Верым, можам, пераможам!", "Не забудем, не простим!", "Как ашчушчэния?"(коверкая язык Лукашенко), "Лукашенко в автозак!", "Радзіма! Свабода! Далой Луку ўрода!", "Выйди посчитай!", "Мы идем по лужам, Саша нам не нужен!", "Саша, выпей чаю, Путин угощает", "Беларусь в Европу, Лукашенко - ..." (тут хлопают три раза или так и кричат "в жопу"), "Свободу политзаключенным" и др.

Многие люди хотят не просто поделиться с другими своими эмоциями, показав надписи на плакатах, раздавая воду и кофе, пироженки, драники и т.п., но и подойти к заграждениям и лично пообщаться с омоновцами или хотя бы посмотреть им в глаза. Некоторые, особенно старшее поколение, начинают убеждать их по-хорошему: "Ребята, что вы творите? Посмотрите, что он сделал со страной. Не слушайте своих командиров" и т.п. Большинство людей у заграждений (а они везде, куда не пойдешь в центре) оглушительно скандируют "Ты давал присягу! Ты давал присягу!".

Через час-полтора после ухода основной части протестующих омон сорвался с цепи, и начался жесткий разгон и задержания. По всей стране за участия в акциях вчера были задержаны 633 человека.

Совсем короткие зарисовки нашей жизни:

Девушка падает всем телом на своего парня, чтобы защитить его от дубинок (девушек они бьют редко и гораздо реже задерживают).

Спасаясь от омона, люди бросаются в озеро, в воде их подбирают спасатели ОСВОД, дают полотенца и отвозят на другой берег, чтобы омон не смог задержать их. На следующий день (сегодня) 6-8 человек спасателей задержаны и водворены в камеры на Окрестина (изолятор временного содержания, где творилось большинство зверств).

Убегая от омона, люди прячутся в кафе на проспекте (крупные магазины и ТЦ все закрывают, а частные кофейни и бутики работают), владельцы кафе закрывают дверь на замок, спасая людей. Тогда начальник Главного управления по борьбе с организованной преступностью (!) лично разбивает дубиной стеклянную дверь, показывая пример своим бойцам, которые продолжают начатое дело, громят дверь кафе, вытаскивают и жестко задерживают людей. На следующий день с момента открытия очередь людей в кафе на целый час (не утрирую). Открыт благотворительный счет. Уже к обеду поставили на собранные деньги новое стекло, люди до сих пор продолжают стоять за чашкой кофе в километровой очереди.

Целыми дворами люди защищают вывешенные бел-чырвона-белыя сцяги, протягивая их между домами, вместо одного снятого тут же появляется десяток новых. Обновляют стертые граффити, вкручивают лампочки в подъездах так, чтобы дом светился бел-чырвона-белым, делают огромные, на весь дом, световые проекции с погоней (национальный герб, который Лукашенко заменил советским), бел-чырвона-белыми ленточками украшают мосты. Устраивают вечерние гулянки на районах со сцягами, песнями, детьми.

Сегодня сотрудники МЧС отказались снимать натянутые на высоте флаги: в двух разных дворах сотрудник МЧС поднялся на высоту с помощью пожарной лестницы и, вместо того, чтобы снимать флаг, расправил его. И спустился под радостные крики жильцов. И негодование дежурившего снизу ОМОНа.

Уже минимум 10-15 раз власти пытаются стереть надпись "Не забудем, не простим", где погиб первый известный человек на Пушкинской. Чем только ее не сводят, дают "сутки" людям, которые обновляют ее, но каждый раз и надпись, и сам народный мемориал восстанавливают.

На одной из акций женщины стояли с фотографиями зверств и что-то кричали разгоняющим ментам, а один сорвался в ответ: "Я что ли это делал? Я? Я?"

Поддержать католиков (митрополита Кандрусевича за правду не впускают в Беларусь, хоть он гражданин РБ, но закон тут давно не работает) на мессы приходят граждане всех вероисповеданий и даже атеисты!

Уличные музыканты, запевшие национальные песни, через полчаса уходят с полными футлярами денег.

Журналистов (!) массово пакуют и судят за участие в несанкционированных акциях (!), причем дают не штрафы, а "сутки" - кому 3, кому 10, кому 15. Суд проходит дистанционно, свидетелем выступает полностью замаскированный человек в балаклаве с отсутствующим ФИО и неправильным адресом. Он большей частью молчит, только кивая головой. Одна из журналисток, работавшая на субботнем женском марше, числится пропавшей без вести.

Члены координационного совета и стачкомов пропадают просто с улиц, их берут на рабочих местах и везут обрабатывать в специальные структуры, откуда или вывозят за пределы Беларуси, или они сами бегут из форточек в туалетах и т.п.

Огромное административное давление на людей, работающих и получающих образование в бюджетных организациях, запугивание увольнениями и отчислениями за участие в акциях (в организации приходят сведения об административном правонарушении) и тем более за забастовки.

Студенты поют в фойе в университетов - к ним приезжает ОМОН и увозит в милицию. Задерживают на студенческих акциях, хватая преимущественно парней. Девушки при виде омона встают в сцепку, крича: "Девочки, скорей! закрываем мальчиков!"

На площади Независимости люди - человек 500-1000- каждый вечер водят хороводы. Когда омон, предупредив о задержании, начинает медленно их окружать, они сами окружают омон своим хороводом. Омон в шоке отходит. Пока против этого действия противодействия не придумали (видимо, потому что в хороводе одни женщины, и многие - в возрасте).

При задержаниях люди стали пытаться сорвать с сотрудников омона и МВД в штатском маски - этого они боятся, как огня, некоторые тут же отступают.

Давление на айти-сектор, прежде всего, EPAM и PandaDoc: в последней задержан топ-менеджмент, проходят обыски и допросы департаментом финансовых расследований (случай, аналогичный кандидату в президенты Бабарико, Белгазпромбанк). Компания PandaDoc помогала с переобучением и поиском работы силовикам, перешедшим на сторону народа. Причина с EPAM - вице-президент вошел в координационный совет. Сразу после задержаний несколько правительственных сайтов подверглись кибер-атакам. Так, на сайте МВД в розыск отправили Лукашенко и Караева. Некоторые сайты просто легли. Парк высоких технологий в Беларуси под большой угрозой. Многие компании готовы на релокацию. Нужно отметить, что ПВТ в Беларуси чрезвычайно успешен (см. Википедию), и каждая страна-соседка с радостью приютит любую из этих компаний, а лучше все стразу. В айти-компании, готовой на релокейт в случае инаугурации, работает мой муж.

Золотовалютные резервы Беларуси за август сократились на рекордные 1,4 млрд долларов (15,8%).

При опросе в телеграм, готовы ли люди переходить к более активным формам противостояния в виде создания местных отрядов самообороны 40% ответили "да", 20% - "нет", остальные не из Беларуси.

Белстат не опубликовал статистику смертности, но сдуру передал ее в ООН. В июне смертность возросла на 3753 человека. Общая смертность за апрель-июль превысила среднюю приблизительно на 5500 человек. Этот результат сопоставим со странами и регионами, где удар ковид был тяжелейшим. Правда, белорусам не до вирусов. Раньше все следили за этим, не пропуская ни одной новости, теперь с большего пофиг. Удивительно, но факт.

У нас в семье так. Ходим на акции, теперь уже не каждый день. Через день или два. Одновременно в городе проходит обычно несколько самых разных акций. Они малочисленные, потому более опасные задержаниями. Общее настроение колеблется: "ему все равно конец" - "нас всех поубивают" - "будем расходиться, пора жить нормальной жизнью" - "будем стоять до конца". Обнадеживающие новости о протестах и забастовках перекрываются плохими - о задержаниях, давлении, судах над потерпевшими, которые приходят в милицию писать заявления на ОМОН и т.п. Плохих новостей больше.

Нас оштрафовали за то, что ездили с флагом и сигналили после митинга в прошлое воскресенье, просто назавтра позвонили из ГАИ. Но это, конечно, мелочи. Один наш друг прошел через Окрестина, сейчас на восстановлении в Польше. Мы приходим вечерами к его жене и детям, принесли деньги, но ей гораздо нужнее просто моральная поддержка.

Как-то непонятно как собрали детей в садик и школу. Так же непонятно как работаем. Люди (сотрудники на работе, родители в садике, соседи, знакомые, друзья, друзья родителей) настроены по-разному, но чаще пессимистично: если не получилось в первые дни-недели, армия не поддержала, никто из высокопоставленных силовиков, министры, не раскололось правительство (Бабарико, баллотируясь в президенты, говорил, что в правительстве очень много адекватных людей, и они готовы с ним работать), суды, менты и весь огромный репрессивный аппарат работает, как часы, - значит всё, ничего не выйдет. При малейшем обострении с нашей стороны он просто всех расстреляет и введет военное.

Внешняя политика тоже многих расстраивает в том смысле, что в последние годы Лукашенко проводил так называемую многовекторную политику, делая ставку на "западников" в лице Макея (МИД) и прочих. Теперь, понятно, западный путь для него отрезан, выхода нет, он начинает сдавать Беларусь Путину и его олигархам. Попутно извиняясь разными способами за то, что всю предвыборную кампанию построил на антироссийской риторике. Над Майком и Ником ("перехват") все поугорали, это было единственное светлое пятно и раслабуха за долгие-долгие дни:)

Экономика то волнует, то не волнует вообще. Гакнет, ну и хрен с ней. Такое настроение не у меня, в народе.

Белорусы за границей:

Подруга из Италии вчера: "Господи, ну сколько можно мирно ходить и улыбаться? Меня уже раздражает даже Колесникова!". Сегодня сообщение после исчезновения: "Колесникова пока опять нравится".

Друг из Канады: "Как ты думаешь, когда вместо "Черепах" и "Перемен" работники жд вокзала поставят "Вставай, страна огромная"?

Друг из Франции перед митингом: "Смотрю, уебки сегодня хорошо подготовились. Ты надела бронежилет? Когда собираешься доставать дедушкину двустволку? Я волнуюсь, я дико волнуюсь за вас, солнышко"

Подруга из Франции: "Вероничка, как у вас дела? Что на работе у тебя, у братьев, у Лены? Почему Белавиа не бастуют, спроси у Игоря. У Ленки спроси, почему затих МКЗТ? Я в полном беспросветном пессимизме, и эти марши не вдохновляют ну вообще. Тебя хоть чуть-чуть вдохновляют? А эта хрень с партией вообще удар под яйца и под дых. Это же чистый лохотрон. Ну как так??!!! На всю Беларусь не нашлось человека, кто хоть как-то может повернуть и повести за собой. Вероника, я не могу. Это полное разочарование, полное. Всё хуйня, всё напрасно. Просто какая-то уебаная черная дыра"


вчерашний протест, один из видосов



фото







айтишники протестуют

Collapse )
Жыве Беларусь!

Любовь

Немножко обьяснений

Состояние бессилия,которое утоляется только посещением маршей и митингов. Когда один день не сходила,думала, психика не выдержит. На митингах огромное количество людей, очень-очень разных, но таких замечательных,красивых, чистых! Весь город вечерами или на проспекте, или сигналит тем,кто на проспекте.

Но он,конечно,и не думает уходить. Обливает оппонентов грязью, начал точечные репрессии против рабочих и честных военных,сотрудников МИДа, ректоров вузов, наградил силовиков. От каждой новости о нем темнеет в глазах. Никакой попытки даже услышать людей. Одни дубины,угрозы,увольнения, уголовные статьи. Министр обороны,выступая в доме офицеров, сказал своим подчинённым: преступный приказ,не преступный, но мы, военные,должны его выполнять. Это прямым текстом.

Пытается разделить людей. Вызвать их недовольство друг другом. Это все мимо и 99% что не сработает. Как и российская пропаганда,направленная на разделение страны по типу Украины. Мы так погружены в свои проблемы,что совсем не отслеживали реакции соседей и мира. Россия волновала в том смысле,что многие опасались ее военного вмешательства. Причем по принципу: чем успешнее протест, тем выше вероятность вмешательства.

Теперь немного стали вникать, и это тоже обескураживает временами. Большинство людей в России и Украине, Литве, Польше, и международное сообщество нас очень поддерживает и переживает. Но вот так называемые эксперты со стороны России и Украины... Такое ощущение,что во Франции и Германии нас понимают лучше,чем там. Российские эксперты пытаются наложить матрицы то Украины,то Армении. Это абсолютно мимо. Страны совсем другие. И протестные ситуации тоже. Хотя да,у нас несколько дней было очень популярно видео, в котором армяне делились своим опытом мирных протестов. Мы тоже сделали выбор в пользу максимального вовлечения людей в мирные формы сопротивления,но очень продолжительные по времени. Это попытка залечить раны и минимизировать жертвы. Что касается предполагаемого раздела страны на запад и восток,или католиков и православных,то это нереально. Белорусы никогда не разделялись по этим признакам. Нужно совсем не понимать людей,чтобы пытаться здесь разжечь. Или опасаться этого. По поводу отношения к Западу и России. Большинство ориентировано на демократические западные ценности. При этом хочет сохранить добрососедские отношения с Россией. Но жить в своем государстве. Речь идёт о 70-75% населения вне зависимости от западной или восточной области,религии и т.п.

Что касается украинских "экспертов". Здесь ощущается попытка сместить фокус и отыграть собственные комплексы. Их очень задевает миролюбие протестов, якобы мы не хотим майдана и мы не против России. На самом деле нас не посещают мысли о майдане. Это революция в очень близкой,но другой стране. Которой мы очень сопереживали и сопереживаем до сих пор. Но у нас все по-другому. Чтобы понять,экспертам надо сравнивать нас не с Украиной,а с УССР в жёстком,очень жёстком варианте. С тщательно выстроенной вертикалью,где все от генпрокурора до ректора вуза назначаются президентом и абсолютно подконтрольны ему. Где в парламенте серая масса не поднимающих головы никому не известных людей. Где любой,способный на открытый протест,тут же становится угрозой государству и маргинализируется. Где всё за 25 лет зачищено,забетонировано, а законы относительно собраний,забастовок и высказываний намного суровей,чем в СССР. Можно говорить ещё очень много,но достаточно представить УССР и уровень протестной активности там в самые глухие годы. И вот люди начали протестовать. Вышли на улицы,увидели,что их сотни тысяч в одном Минске. И миллионы по стране. Столкнулись с жестокими бесчеловечными пытками и убийствами. Самоорганизовались,перегруппировались,собирают деньги, кормят больных, носятся по всему городу,поддерживая мятежные театры,заводы, целые предприятия объявляют забастовки. И это не голодные бунты, зарплаты позволяют людям спокойно жить. Но они пошли против лжи и бесчеловечной системы. Молодежь, пожилые, частники, бюджетники,профессора, водители, рабочие, все. Люди просто хотят,чтобы их услышали, хотят жить в другой стране, они действительно в абсолютном большинстве пацифисты, хотят улыбок, обьятий, взаимопомощи. Эксперты же с Украины пишут: мирный протест,ну-ну,да вы просто на другой не способны. И подобное между строк. Это глупость. Анализ западно-европейских источников гораздо корректнее и точнее. Видимо,потому что степень вовлечённости и переноса своих проблем на объект анализа гораздо ниже.

Ну а всем-всем,кто нас искренне поддерживает, большое спасибо. От всей души.
Любовь

Эйфория

Я понимаю, что это кратковременно, но сегодня на Марше свободы в Минске было от 250 до 350 тысяч человек! Мы были там. Дикая жара. ОМОН уехал, когда стали собираться толпы людей. Все эти дни нас дико запугивали, мы узнали о новых зверствах и пытках в РОВД и Окрестина, все телеграм-каналы писали, что готовятся провокации, центр опять перекрыт, Лукашенко собрал свой собственный митинг на площади Независимости, свезя электорат автобусами со всей Беларуси. Накануне, комментируя забастовки, сказал, что рабочих мест переизбыток,и все бастующие рабочие должны быть уволены. Впрямую запросил военную помощь России и сказал, что Путин подтвердил ему готовность. С утра все каналы были заполнены информацией о возможных провокациях, титушках,ОМОНе и т.п. И вот в этих условиях, когда опять полностью глушилась мобильная связь в центре города, пришло столько людей!

Никаких организаторов, просто чистый народный протест. Светлые умные лица, раздавали в бутылках воду, ходили с мешками, куда люди сбрасывали мусор, раздавали шоколадки, печенье, чтобы перекусить. Чтобы не пересекаться с лукашенковским митингом на площади Независимости, где мы планировали собраться изначально, мы быстро переориентировались и пошли к Стеле "Минск - город герой". И только оттуда повалили просто морем, морем свободных людей на площадь Независимости по проспектам. Лозунги "Свободу заключенным!", "Лукашенко - в автозак!", "Выйди посчитай" и т.п.

Тут нужно сказать, что в Беларуси нет радикалов. Сделана ставка на абсолютно мирный, но устойчивый протест, чтобы минимизировать жертвы. ОМОН впрямую говорил, что есть приказ стрелять при малейших попытках агрессии. Люди хотят попробовать мирно. Но то, что происходило в тюрьмах, не укладывается просто в голове, даже у бывалых. Шевелятся волосы от ужаса. Поэтому не все поддержали цветочки ОМОНу, далеко не все. Но мы все равно пробуем минимизировать жертвы. Их и так почти 8 тысяч. Из которых 6 тысяч еще в тюрьмах. А из тех, кто вышел - половина инвалиды. 500 человек числятся пропавшими без вести. Большинство моих знакомых не пошли на Марш, испугались. Но возили по больницам медикаменты и кашки, развозили пострадавших из тюрем по домам, помогали чем могли.

Впервые за несколько ночей я надеюсь уснуть.

Фотки будут завтра.
Любовь

Нам так тяжело, но мы вместе. Верым, можам, пераможам!

Сегодня забастовки крупнейших предприятий по всей стране, включая МАЗ и БелАЗ.

Собрание рабочих на одном из предприятий, около тысячи человек простых рабочих и пару человек начальства перед ними. Заводила в каске кричит:
- Вот стоят здесь все наши директора, начальники. Не стесняйтесь все. Кто из вас голосовал за Лукашенко? Поднимите руки. Это нормально, поднимите.
Поднимается две-три начальственных руки.
- А теперь поднимите руки, кто голосовал за Тихановскую?
Лес рук с дружным воплем.
- Вот. Вот вам правда, истинная правда, за которую народ восстал честно. Честно. Мирно.

Протест с самого начала был мирным и настроен исключительно невоинственно, что всегда подчеркивалось и импонировало абсолютному большинству белорусов, которые отнюдь не горячих кровей. Средний белорус, даже "обуржуазившийся", как с презрением назвал нас Лукашенко, это скорее флегматик, разважливый и спокойный. Готовый слушать и понимать. Если начальник скажет ему не бастовать, мол, меня подводишь, ему будет тяжело отказать. Но наглая втаптываящая народ ложь достала всех, даже самых терпеливых. Страшная жестокость горстки омоновцев против мирных протестантов повергла в шок. Общая численность ОМОНа, как оказалось, 1500 человек. Увидев кадры жестокого обращения и пыток людей на Окрестина, многие из них стали жечь форму, выбрасывать ее в мусорки, вывешивать ее вдоль дорог с плакатом: "Мы не против вас. Милиция с народом", увольняться из органов - кто-то не афишируя, а человек 20 уже публично с заявлением в соцсетях. Против ужасающего насилия бастуют врачи, театры, филармонии, предприятия, в огромные цепи солидарности выстраиваются люди вдоль дорог по всей Беларуси. Церковники - представители всех конфессий - впервые в истории объединившись, вышли на массовый протест против насилия. Практически во всех городах и поселках многочисленные акции солидарности. Минск стоял в гудящих пробках два дня, вдоль дорог люди с цветами, им подвозят еду, воду, пироженки и пиццу, беспрерывно сигналят, цепи солидарности растут. По всему городу листовки - обращения к жителям своих районов не молчать, выходить на улицы. Эти дни были такими долгими, что уже трудно вспомнить день выборов. Кажется, это было давно.

Все такие протесты похожи друг на друга, но каждый чем-то отличается. Законопослушные белорусы днем ходят на работу, а ночами протестуют и бегают до четырех утра по подворотням от ОМОНа. Ни в каких ситуациях протестующие не проявили агрессию первыми. Они так помогали и помогают друг другу. Это чудо. Но мы так измотаны, что не желаем верить, что наступит завтра, а он еще у власти. Выдержать это психологически невозможно.


Сначала про день выборов. Мы все (семья, друзья) голосовали в разных районах Минска. В воскресенье, как просил объединенный штаб (т.е. не досрочно). К тому моменту Ермошина сообщила о досрочной явке 40%, это просто немыслимо. В самых протестных областях Беларуси выборы, по ее словам, вообще состоялись, досрочно проголосовали более 50% (и это в Гомельской области, откуда родом и Сергей Тихановский, сидящий в карцере ни нарушив ни один закон, и его жена Светлана, кандидат в президенты). В результате сумасшедших накрутов в Минске явка превысила 100% и в некоторых районах не хватало бюллетеней (!). Люди выстраивались в километровые очереди к участкам, чтобы проголосовать. В Каменной горке, где голосовала семья брата, люди голосовали прямо на столах регистраторов, фоткали бюллетень с двух сторон, чтобы отправить на альтернативную платформу "Голос", и вкидывали в урну, бюллетень не влезал, его проталкивали еле-еле (!). Все почти поголовно были с белыми лентами - символом перемен. На моем участке были и шторки в кабинках, и пропустили независимых наблюдателей, и вывесили сразу результаты подсчета: выиграла Тихановская. На мамином с папой участке сфальсифицировали, наблюдателей не пустили, они, бедные, просто считали явку в кустах перед школой. Таких участков было большинство. В стране повисло огромное напряжение. До этого в сеть попало видео, где учителя одной из минских гимназий репетируют фальсификацию. Это слышать было невозможно. Одновременно доходила информация, что тех председателей комиссий, которые подавали честную явку на досрочные выборы, просто снимали. В общем, мы были готовы. Никто не удивился, когда он нарисовал себе 80%.

9 числа, в день выборов мы пошли к Стеле на проспекте Победителей, где был объявлен сбор в 22.00. Мы были с детьми. Машину оставили возле парка Горького, пересекли его и вышли на проспект Независимости. Там было очень много людей, которые шли со сцягами, белыми лентами, хлопали и улыбались. Они двигались по проспекту вниз, к Немиге и Свислочи. Машины все сигналили. Весь день в город свозили массу военной техники, солдат, ОМОНа, доступ к центральным площадям был закрыт с обеда. Интернет уже тогда не работал, только звонки. Потом их тоже отключили. Когда мы вышли на берег реки, машины уже стояли в плотных пробках, сигналили непрерывно, махали белыми лентами, кричали "Жыве Беларусь!" и "Перемен!". Большинство - люди от 20 до 40. Слышен был гул со стороны Стелы. Мы подошли к берегу реки и пошли вдоль нее на мост, чтобы перейти на Победителей, как оттуда послышались выстрелы, страшный грохот, взрывались светошумовые гранаты, помчались несколько скорых, из которых высовывались руки врачей с белыми ленточками. На нас с проспекта Победителей стали выбегать испуганные люди, говорили, не перекрыли ли проспект Независимости. Кричали, что там ад и стреляют. Мы были с детьми и маленькой Лидочкой, которая показывала пальчиками победу, улыбалась и ничего не понимала. Поэтому мы просто повернули назад. Машины стояли километрами в радостном гуле сигналами, связи не было, и никто не знал, что происходит на Победителей. Мы стали объяснять людям, особенно тем, кто был с маленькими детьми. Пробовали дозвониться до своих, но не получалось.

На утро 10 числа мобильная связь появилась, но интернета не было. Люди по смс делились программками vpn и кое-какими новостями про жестокий разгон и раненых в 3-ей больнице. После обеда заработал телеграм по vpn, связь ловилась буквально на пару минут и пропадала. То ли из-за атак, то ли из-за подключения большого количества людей. Все наши родственники вернулись домой, несколько друзей пропали под раздачу и рассказывали, что ОМОНовцы просто звери.

вечером 10-го числа мы поехали на машине уже без детей, центр весь был оцеплен и перекрыт, машины сигналили, стояли в длинных сигналящих пробках вокруг центральных улиц и проспектов. Тогда, сделав три круга, мы вернулись пешком. Метро не останавливалось на проспекте, и весь общественный транспорт тоже, пришлось добираться издалека. Когда мы дошли, там уже было месиво. Люди кричали "Милиция с народом" и "Перемен", впереди парни были на баррикадах, в них летели резиновые пули, газовые гранаты. Люди кричали с балкона ОМОНу "Что вы делаете? мы один народ!". Потом они пошли в наступление, и парни побежали назад, кто-то кричал "Скорую!", все стали быстро разбегаться. Люди открывали нам подъезды домов, просто стояли на входе, держа дверь. Кто-то сверху кидался в ОМОН яйцами и чем попало. Они начали стрелять резиновыми пулями и травматом по этим людям. Мы забежали в один из подъездов с мужем и братом. Переждали немного, пока люди, посмотрев с балконов не сказали, что можно выходить.

На утро 11-го мы узнали, что ОМОН и специальные внутренние подразделения вели себя дико. Избивали людей, калечили. Если людям пытались помочь автомобилисты, открывая двери машин, их избивали тоже, ломая руки, ноги. В РОВД творился ад, там люди лежали в лужах крови друг на друге, постоянно слышались крики. В сетях их стали называть карателями. Также мы узнали о смерти протестующего на Пушкинской. О том, как автомобилисты предотвратили массовые задержания, не пропустив автозаки. И по машинам стали стрелять. О том, как люди понесли тысячи цветов на Пушкинскую, а их задерживали и запихивали в автозаки прямо при свете дня. Интернет работал несколько минут в день, и этих минут приходилось жддать часами.

Тихановская выехала в Литву под давлением, все понимали, что ее прошантажировали мужем и никто совсем не осудил, только порадовались за нее. Она в любом случае не могла управлять протестом, когда он вышел на такую стадию по сути ночных столкновений с ОМОНом. Нужен был лидер, но его не было. Протестом по сути управляли пару телеграм-каналов. Там говорили про убитого человека на пушскинской, вывешивали фотографии и видео зверств ОМОНа над простыми людьми, призывали к забастовкам, и поскольку весь город перекрыт, - к тактике выходу по районам.

11го мы пошли на районный протест, там было гораздо проще, т.к. знали все подворотни, и когда подъезжали автозаки с ОМОНом, все просто разбегались кто куда. Автозаки уезжали, и люди возвращались снова. Но это были уже не те люди, как в воскресенье и понедельник. Измотанные, злые, готовые драться. Мы протестовали, перекрыв проспект в своем микрорайоне. Было пару тысяч человек. Подъехали два автозака и автобус, оттуда стал выпрыгивать ОМОН. Люди сыпанули с проспекта веером. Два ОМОНовца погнались за нами, сильно оторвавшись от собратьев, оставшихся на дороге. И это было эпично: бегущая толпа просто на ходу сама по себе разворачивается и начинает бежать на этих двоих ОМОНОВцев. С криками как на стадионе. Они быстро повернулись и побежали к своим.

Вернулись мы домой в три ночи, утром поехали на работу. Тут подключили интернет. Вся страна узнала о зверствах ОМОНа. О том, что тюрьмы переполнены, там зверски избивают людей. Горстка отморозков издевается над народом, мирными парнями и девушками, которых лишили голоса, нагло наплевав в лицо, а потом и лишили права возмутиться и протестовать. Было состояние шока. Полного шока, хотя отрывками мы знали, но полная картина нарисовалась только, когда появился интернет. Люди были задавлены. деморализованы этим насилием. Казалось, все кончено, этого всего не может быть.

И тут снова на сцену вышли наши девушки. Никто не знал, откуда они взялись. девушки в белых платьях с цветами подошли к оцеплению, подарили ОМОНу цветы. Те не взяли, они просто положили их длинной нитью вдоль оцепленения и спокойно, без задержания, ушли. Тут же на дороги повалили тысячи девушек и женщин, весь этот день они стояли вдоль дорог в белых платьях. туда стекалось все больше людей. К вечеру шок начал проходить, ночью наступило время парней. Опять по районам, беготня от озлобленного ОМОНа. Я уже не ходила, т.к. была днем.

Назавтра 13-го, народ, оправившись от потрясения, стал подавать крепнувший голос. Проспекты заблокировали уже сами люди, машины сигналили, девушки и женщины стояли вдоль проспектов с цветами, людям привозили воду, пиццу, встречали у тюрем, стали бастовать крупные предприятия, рабочие показывали своим начальникам видео, как ОМОН избивает простых людей. Зверства против людей, 15-летних детей переполнило чашу терпенья. Некоторые бывшие сотрудники ОМОН и МВД снимали видео, как они выбрасывают форму в мусорку, действующие писали рапорты об увольнении. Перед ТВ люди собрались и кричали "Правду!". Медики вышли на протесты выстроившись вдоль медуниверситета, зданий больниц. К медуниверситету подъехал министр здравоохранения, сказал протестующим войти внутрь и поговорить, но они его просто послали. НЕТ НАСИЛИЮ! Протестовали во всех городах и весях. В психиатрической больнице перед зданием стояли врачи с плакатом "Саша, мы тебя ждем". На светофоре остановился автозак с ОМОНом. Одна из девушек, стоящих вдоль дороги, протянула туда через решетку цветы. Они взяли и показали знак победы. Это засняли на видео. С ТВ стали увольняться сотрудники-штатные пропагандисты. Я все равно никого их не знаю. Но сам факт. Действующие сотрудники МВД призывали прекратить насилие и признать Тихановскую президентом. Такой был день, вернулись домой с дороги в 10 вечера.

Обнимаю вас всех, кто меня читает. Извините за простыню. И что без фоток и видосов, уже нет сил на них смотреть.

Он пока затаился и молчит. Это действует ужасно, но так хочется верить, что вообще исчезнет.
Любовь

Последние новости

Репрессии ужесточаются. Власти действуют нагло, как никогда. Митинги объединенного штаба, которые набирают все больше и больше людей в самых разных уголках Беларуси, просто стали запрещать, организовывая внезапно на этих площадках то ремонт, то другие мероприятия.

В Минске, надо сказать, для митингов отведено всего шесть площадок, и все они очень далеки от центра города. Но когда в последний раз на митинг пришло 65 тысяч, несмотря на запугивания Лукашенко о том, что готовятся провокации, людей могут начать расстреливать из снайперских винтовок или взрывать, то даже эту возможность перекрыли. Одновременно там стали организовывать какие-то странные мероприятия типа дня железнодорожных войск (которых в Беларуси вообще нет) или праздник дополнительного образования (!), Тихановская заявила протест, на что городские власти прямым текстом ответили, что ее мероприятие 6 августа запрещено в связи с проведением другого концерта. Тогда объединенный штаб сообщил, что они просто присоединятся к мероприятию в Киевском сквере, где будет проходить праздник дополнительного образования от Дворца молодежи. Там тут же всё оцепили, подвезли военную технику. Тысячи сторонников Тихановской-Цепкало-Бабарико пришли в Киевский сквер. Люди заполнили всю площадку и окрестности. Но милиция не пропустила женщин из объединенного штаба в сквер. На мероприятии выступали провластные никому не известные артисты-баянисты. Внезпно два диджея - молодые парни, сотрудники Дворца молодежи, работающие за пультом, перебивая провластного баяниста, врубили Цоя "Перемен". И подняли вверх руки в белых браслетах - символ сторонников перемен. К ним тут же бросилось начальство, СМИ, они объяснили, что понимают, что лишились работы, но не могут молчать. Толпа радостно поддержала парней и музыку.

Сейчас ребята избиты и на Окрестина в изоляторе, им шьют нарушения порядка и неповиновение властям, это 15 суток, стандартно. В соцсетях представители нескольких крупных бизнес-компаний уже изъявили желание подыскать им отличную работу.

Что еще наглядно характеризует творящийся пиздец, простите за выражение? Лукашенко впрямую высказался против альтернативной платформы для голосования, призвав Генпрокуратуру немедленно проверить законность этой инициативы. Ермошина высказалась, что платформа "Голос" создана не для контроля, а для создания неправильной картины результатов выборов с тем, чтобы спровоцировать массовые беспорядки. Несколько организаторов движения "Честные выборы", которые отвечают за "Голос", уже арестованы. До дня выборов остается 2 дня.

Людям говорится, что фотографировать бюллетени незаконно, хотя это не так (после регистрации на платформе "голос", где фиксируется твой участок для голосования и номер телефона, необходимо загрузить в систему фото бюллетеня с двух сторон). На избирательные участки не допускают даже мизер зарегистрированных независимых наблюдателей. Они находятся снаружи зданий. Кабинки для голосования без шторок, чтобы люди не смогли сфотографировать бюллетень. Несмотря на это уже выявлены тысячи фальсификаций, когда данные избиркомов о количестве проголосовавших и элементарный подсчет количества прошедших людей отличается в разы.

Сторонники объединенного штаба придут голосовать в день выборов 9 августа, т.к. легче всего сфальсифицировать результаты на досрочном голосовании. Власти уже объявили, что досрочно проголосовали 22% избирателей, что никак не может соответствовать истине и подсчетам наблюдателей и активистов на участках, это каждый пятый избиратель! Кроме того, Ермошина уже объявила, что никаких данных по голосованию на конкретном участке в этом году предоставляться не будет. Будут публично доступны только обобщенные результаты. Это просто отвратительно, наблюдать это нет никаких сил. У меня реально болит сердце, я не могу нормально заснуть.

На спешно организованных провластных митингах нет просто никого! пустые огромные площади. Из президентского фонад потрачены огромные средства, чтобы оплатить выступление дорогостоящих артистов самого разного пошиба из России, Украины, США, Великобритании. И самое прекрасное в этом то, что абсолютное большинство из этих артистов отказываются от участия в концертах, прочитав обращения к ним белорусов в соцсетях. Даже верный путинский Лепс не приедет.

Лукашенко психует и говорит, что Беларусь - его любимая, а любимую не отдают. О господи.
Любовь

Единственный просчет властей. Когда-нибудь про это снимут блокбастер

Движ за нового президента просто охватил Беларусь. Серьезные новости у нас каждый день, так что описать все подробно нет ни времени, ни сил. Поэтому кратко.

Все основные конкуренты Лукашенко или сидят, или выдавлены из страны. ЦИК во главе с Лилией Ермошиной уже даже не претворяется, что действует по закону. Они осознают, что в стране небывалый подъем надежды, огромный запрос на перемены. И просто орудуют дубиной. Незаконно продлевают сроки активистам в тюрьмах, совершают преступление, выкидывая кандидатов из гонки, хватают людей просто на улицах. Любые инициативы штабов таким образом пресекаются. Например, штаб Бабарико - очень богатого, доброго и романтичного человека, который сейчас в СИЗО, а его сын в заложниках там же по таким же надуманным обвинениям - призывает людей действовать по закону, подавая жалобы, прошения, регистрируясь независимыми наблюдателями на выборы и т.п. Люди выстраиваются в тысячные очереди с жалобами, их оттуда забирают в автозаки. Как только люди стали массово регистрироваться независимыми наблюдателями на выборы - Ермошина радикально сократила их количество под видом угрозы коронавируса. В стране опять массовые посадки, увольнения, закрываются краудфандинговые площадки для сбора средств, но люди не сдаются. Тысячи айтишников собрались на онлайн-платформах, проработали, оттестировали и выдвинули свой вариант голосования в цифровом формате. Люди выходят на акции протеста не смотря ни на что. Постоянно снимают щиплющие в глазах видео, пишут воззвания, песни.

Основные конкуренты Лукашенко, как никогда, прекрасны. Условно "добрый и богатый" банкир Бабарико, "умный" глава Парка высоких технологий Цепкало, "буйный" протестный блогер Тихановский. Двое сидят, до суда обвиненные в надуманных тяжких преступлениях с разоблачающими сюжетами по госТВ. Третий - Цепкало - выехал с детьми из страны после того, как собранные им подписи тупо запороли по формальным причинам, и стали поступать угрозы его семье. Как признали недействительными подписи. Безо всякой экспертизы просто пачками отбраковали подписные листы по причине не совпадения руки в дате подписи и самой подписи. Это утекло в интернет. Естественно, и подпись, и адрес, и дату писал один и тот же человек. Никакой экспертизы не проводилось. Они совершили преступление, выкинув Цепкало из бюллетеня. Люди массово заявили протесты, их массово увозили в автозаках. Но это еще не конец. Это удивительно, но ...

Остались жены и соратницы наших кандидатов. Трое прекрасных женщин - глава штаба Бабарико Мария Колесникова, жена Цепкало - Вероника Цепкало и жена Тихановского Светлана - продолжили борьбу. Да как! Они объединились, выступают перед независимыми СМИ, дают пресс-конференции, выдвигают программу действий, говорят прекрасные умные вещи, они просто незабываемо хороши! Детей все трое вывезли за границу из-за постоянных угроз.

Лукашенко совершил ошибку, зарегистрировав Светлану Тихановскую. Это обыкновенная домохозяйка, жена протестного блогера. Его целью изначально не было президентское кресло, он хотел всего лишь раскачать народ. Начал раскачивать так интенсивно, что его забрали еще на этапе регистрации кандидатов в кандидаты (!). Тогда еще никто не знал, сколько он просидит, насколько радикализируется ситуация, поэтому вместо него по его просьбе зарегистрировалась его жена Светлана. Она была ошеломлена тем, что произошло, старалась выполнить его программу и в то же время никак не повредить мужу в СИЗО. Когда у него "нашли" дома 900 тысяч долларов, она даже не сумела внятно объяснить, его ли это деньги. Государственные СМИ потешались над ней, а независимые были раздосадованы, но очень сочувствовали. Она была такая любящая, такая верная. Честно заявила, что не поедет больше на митинги, потому что ей поступили угрозы в адрес ее мужа и детей. Власть не видела в ней никаких проблем СОВЕРШЕННО. И зарегистрировала кандидатом в президенты. И эта была единственная ошибка Лукашенко. Его единственный серьезный просчет.

Светлана за эти пару месяцев очень изменилась. Люди со всей страны пишут ей письма поддержки, с ней друзья мужа, она почувствовала, что просто просить, умолять власть бессмысленно, нужно что-то делать. Конечно, она не так умна и красноречива, как Вероника Цепкало, она не так обаятельная, как Мария Колесникова, но боже, какая она замечательная в этой своей простоте, своей мужественности. Она подняла кулак жестом своего протестного мужа Сергея и сказала, что всё творящееся беззаконие невыносимо, и она пойдет до конца. Честно отметила, что не собиралась становиться президентом и не будет им. Но если люди проголосуют за нее, она тут же выпустит всех кандидатов из тюрем и проведет новые честные выборы. В этом будет ее миссия. Объединенный штаб Цепкало-Бабарико-Тихановской колесит по стране, собирая даже в маленьких городах десятки тысяч людей. Власть скрипит зубами, стирая их под корень. Все готовятся к тому, что будет 9го августа. Это страшно, конечно, и очень волнительно, но боже, как я горжусь нашими замечательными людьми!
Любовь

События развиваются стремительно

Главный конкурент действующего президента Виктор Бабарико вчера арестован за то, что что он якобы организовал незаконные действия в банке, который возглавлял 20 лет, пытался влиять на свидетелей и заметал следы своих преступлений. Ни к Виктору, ни к его сыну Эдуарду, которого арестовали за неуплату налогов, целый день не допускали адвокатов. В домах прошли обыски. Генпрокуратура Беларуси завела уголовное дело против Белгазпромбанка по частям 2 и 3 статьи 285 УК РБ – о создании преступной организации или участии в ней. Это 15 лет колонии. Евросоюз призывает власти Беларуси выпустить обоих Бабарико на свободу.

Вечером 18 июня в Минске началась стихийная акция солидарности с людьми, которые подверглись репрессиям.

Примерно в 6 часов вечера люди выстраились в протестную очередь у Филармонии, которая протянулась на многие километры - по всему проспекту Независимости до Немиги. Из центра города люди разойдутся только в половине первого ночи. Проезжающие машины и автобусы сигналили. Вот как это выглядело (фото КУКУ ОРГ, СВОБОДА)




видео:


Сегодня последний день сбора подписей за выдвижение в кандидаты. Нужно собрать 100 тыс. За Бабарико собрано на данный момент почти 450 тыс.

Лукашенко озверел и предупреждает, чтоб его не доводили до крайних мер, так как известные силы (намекает на Россию, скорее всего) хотят впрямую уничтожить Беларусь, раскачивая ситуацию. Это вопрос национальной безопасности, вопрос существования государства, и он пойдет на все, чтобы отстоять суверенитет, иначе внуки "нас не простят".

Сейчас начинается новая акция солидарности, и я буду там.
Любовь

Выборы в стране

В Беларуси почти при наглухо молчащей мировой общественности происходит очередной беспредел с давлением на кандидатов в президенты. Главный соперник на выборах для Лукашенко - Виктор Бабарико, экс-председатель правления Белгазпромбанка. Когда он пришел в банк, у него было 200 тысяч долларов прибыли, уходит — 50 миллионов. Темп роста предприятий впечатляющий. К тому же кандидат говорит абсолютно правильные слова про неэффективную экономику, ложь, необходимость разделения властей и осуществления реальных демократических преобразований, опасность потери суверенитета. Очень образованный, имеющий серьезную поддержку в бизнес-кругах и за короткий период мобилизовавший более 300 тыс. своих сторонников по всей стране. Меценат. Теперь государство арестовывает и пытает в тюрьмах руководителей его штабов, разрушает его банк, арестовывает счета. Подкопаться к нему очень сложно, т.к. человек абсолютно чист. Но был бы человек, а статья найдется. На него оказывают давление через его друзей, которые содержатся в КПЗ. Объявили, что картины Шагала, которые он выкупил на аукционах для того, чтобы вернуть в Беларусь, как национальное достояние, он собирался вывести из страны. Обвиняют и поливают грязью на всю страну.

Два года назад у Бабарико трагически погибла жена, утонула. Он и дети приняли решение идти до конца в этих выборах, чувствуя ответственность перед людьми, которые в него верят. Он очень точно и аккуратно говорит, что воля народа должна быть услышана. Призывает неравнодушных людей стать членами избирательных комиссий. На интерактивной карте страны красными точками показаны комиссии, где нет его сторонников. Люди активно подают туда заявки.

На данный момент правозащитным центром зарегистрировано более сотни дел против сторонников оппозиции, большинство административные, но есть и уголовные.

В. Бабарико: "Эта избирательная кампания в корне отличается от предыдущих, потому что раньше, как правило, силовое противостояние начиналось не на этой стадии, а ближе к финалу: непосредственно в день выборов или после выборов, когда по отношению к независимым кандидатам применялись карательные меры. Сейчас это беспрецедентная история: и по провокационному поведению власти, и по арестам людей, которые даже еще не имеют никакого статуса. Эти меры запугивания, с моей точки зрения, носят политический характер".

"Мы делаем заявления о честных выборах, потом (от власти) идут заявления об иностранной помощи, давление, рассказы о том, что будут нагнетаться страсти, говорится о государственных переворотах и кровопролитии, которое было в соседних странах. Мы делаем заявления о том, что никакое кровопролитие недопустимо и мы будем защищать людей, а со стороны главы государства и нашего политического оппонента идет, фактически, указание : «Спросите, что такое "приват-лизинг"». И через какое-то время объявляется начало кампании, а потом задержания и фактический разгром банка."

Очень тревожно за этого кандидата. За людей из его штабов. И в целом, по поводу предвыборной ситуации в Беларуси, очень тревожно.